Как жить вместе? Шестая Московская биеннале как безотлагательная необходимость

C 22 сентября по 1 октября в Центральном павильоне ВДНХ будет работать Основной проект 6-й Московской биеннале — форум, в котором примет участие более 70 современных художников и мыслителей. Публикуем заявление кураторов биеннале — Барта де Баре, Дефне Айас и Николауса Шафхаузена.

В ситуации неопределенности, обусловленной рядом причин, Шестая Московская биеннале продолжает свое существование, и делает это с перспективой запустить процессы возможных вариантов развития будущего. Целью биеннале, однако, не является описание или критический анализ этих возможных вариантов, ее притязания более скромны: поднять ряд вопросов и внедрить их в поле практической деятельности.

Центральной темой биеннале является вопрос того, как мы можем объединяться. С одной стороны, без сомнения важно высказывать критику и выражать несогласие, в том числе через протест или массовую эмиграцию. Однако, существует и противоположный полюс, на котором мы можем обнаружить практику объединения, сближения, поиска компании. Диапазон подобных практик крайне широк: от ведения переговоров и нахождения минимальных точек соприкосновения до дружбы и политики идентичности. Несмотря на свой созидательный потенциал, в современном глобализованном обществе эта сторона вопроса выражена слабо, поэтому сегодня назрела необходимость уделить ей справедливую долю внимания.

Одним из проявлений этой идеи в русской традиции является понятие «совет» («советский»), которое можно понимать в значении собрания или ассамблеи, а также как напутствие, гармонию и взаимопонимание. Этимологически это слово происходит от понятий «вместе» и «совещаться», в его основе лежит праславянская глагольная основа ‘větiti’ — «говорить», «разговаривать». Как разговаривать вместе? Сегодня мы не слишком сильны в этом. В качестве ключевой темы Биеннале была выбрана еще более радикальная форма этого вопроса — «Как жить вместе»? С одной стороны — это более широкая и амбициозная цель, с другой стороны — основа, необходимое условие. Если люди не могут найти способ сосуществовать, они не смогут и высказываться вместе.

Оппортунизм стал одной из основных движущих сил, определивших мироустройство после 1989 года. Оппортунизм допускает критику и сопротивление, однако чужд понятиям объединения и консенсуса. В циничном, «натуралистичном» взгляде на мир, присущем неолиберальному менеджеризму, отсутствует какое-либо стремление к объединению человечества. Как следствие, этот подход лишен перспективы общего будущего, что делает его величайшей анти-идеологией. Этим объясняется существующее сегодня желание вернуться к истокам, традиционным идеологиям, будь то национализм, марксизм или религиозный фундаментализм.

Тем не менее, такое положение дел не является единственно возможным сценарием развития будущего. Более того, встает вопрос — не несет ли в себе подобная траектория статус-кво? В то же время — по крайней мере в теории — существует возможность заступить в будущее, руководствуясь личными стремлениями, не имея в перспективе гарантированного спрогнозированного результата, как этого требует от нас концепция менеджеризма. Ханна Арендт дала нам представление о том, как свет публичного пространства может cмениться темными временами, и как в этом случае будет сложно найти верное направление.

Одной из наиболее ярких концепций исторического евроазиатского мышления является идея того, что идентичность определяется не генеологическим происхождением, а местом и окружением. Когда подступает тьма, можно пробовать бороться с ней, можно пытаться починить систему освещения, или, вместо этого, можно отправиться на поиски новых способов нести свет в том смысле, о котором говорит Ханна Арендт. Именно этот последний вариант дает возможность найти зародыши публичного пространства и его базовых процессов.

Искусство дает нам возможность следовать по этому пути, при этом его слабая сторона –воплощение в конкретных деталях — становится его сильной стороной. В этом контексте искусство становится экспериментальным образцом публичного пространства. Искусство дает возможность объединяться, превращаться из одиночки в пару, а возможно, и в коллектив. В своих высших воплощениях в виде творчества Яна Ван Эйка, Пьеро делла Франческа, Андрея Рублева, Мунка, Казимира Малевича, Луиз Буржуа, — искусство выходит за рамки межличностной сферы в подлинно «советскую». При этом искусство в отличие от культуры, происходит из непосредственного межперсонального опыта, из связи между посылом и зрителем. Означает ли это, что мы можем рассматривать искусство как публичное пространство, а не как экспозицию?

Биеннале как возможность низкого тока

Если это так, то какой может быть форма подобного пространства, призванная явиться антиподом выставочного формата, четко выраженного в своей буржуазной традиции и ее модернистских результатах? Мы пока не знаем, как может выглядеть такое общественное пространство искусства, потому что сегодня мы все еще сконцентрированы на воплощении искусства в виде экспозиции. В любом случае, эта новая форма несомненно будет обладать другими свойствами, например, позволит расположиться сидя, а не только медленно передвигаться по заданному маршруту. В этом пространстве может быть дозволен более широкий спектр движений, в нем точно должна быть возможность *větiti, основы «совета».

Возможно, мы захотим опробовать такое новое пространство искусства, и биеннале может стать оптимальным методом для подобного эксперимента. Многое из того, что может предложить традиционный формат биеннале, может быть не хуже или даже лучше представлено через классическую выставку в классическом музее. Успех биеннале обусловлен другими предпосылками. Биеннале сама немного похожа на искусство, ее главная сила — в ее слабости, хрупкости, непрочном характере ее возникновения. Лучшие образцы биеннале, такие как «каннибальская» 24-ая Биеннале в Сан-Паулу или первые биеннале в Гаване — происходили внутри сложного клубка неразрешенных вопросов и встреч людей и искусства, столкновения диаметрально противоположных мировоззрений, проливавших свет друг на друга в ходе реальных событий, непредсказуемых моментов, которые французский философ однажды назвал «гетеротопией», пространством, в котором могут произойти небольшие события, способные привести к непредсказуемым изменениям.

В этом контексте Шестая Московская биеннале стремится всего лишь стать началом (подобно тому, как многие проекты последних десятилетий стремились по собственной инициативе обозначить завершающую точку). Шестую Московскую биеннале можно рассматривать и как подготовительный этап, пространство для создания обычной выставки, и как десять дней вернисажа, но она не является ни тем и ни другим, она — всего лишь начало. Биеннале не ставит целью получение сиюминутного результата — продукта, который должен появиться сразу после ее завершения — она стремится заложить основу для продолжения, которое может произойти через некоторое время, через несколько лет. Она хочет иметь место в момент становления, в пространстве «постоянного творчества», как его назвал французский художник Робер Филлиу (Robert Filliou).

Безусловно, это новое общественное пространство искусства не сможет оправдать ожидания, сформированные внутри других мировоззрений. Оно не способно воспроизвести атмосферу абсолютной близости московских неформальных встреч, которые имели целью создание общественного пространства путем отделения от внешнего мира. Оно также не сможет нести тот масштабный посыл, который является наиболее комфортным воплощением для государственной системы. Биеннале будет — и хочет быть — между этими полюсами. Именно таково ее положение. Она финансируется государством, и поэтому управляется не только обществом, но и государством. С другой стороны, ее цель — современное искусство, которое по своей природе не основано на консенсусе, но есть проявление возможных сценариев развития будущего, которым еще только предстоит стать предметом дискуссии. Поэтому биеннале — непредсказумое и проблематизированное пространство, находящееся на периферии официальной системы, управляемой консенсусом, и, следовательно, на краю идущей «снизу» энергии толпы. В ее распоряжении лишь пространство возможного согласия и потенциальной встречи. Однако именно поэтому биеннале создает уникальную возможность увидеть отблески того, чему еще только предстоит осуществиться.

Биеннале можно воспринимать как микро-проявление одной из актуальных проблем сегодняшней действительности, а именно — проблемы обществ с пустым политическим центром. Центр пуст, потому что попытки дать новое определение его сердцевины неустойчивы. Причина кроется в том, что сегодня государство — которое Европа отождествляет с концепцией представительской демократии в большей степени, чем Азия — с большим трудом находит общий язык с идущей снизу энергией, что становится характерной чертой текущей ситуации. Попыткам государства восстановить свою способность управлять препятствует противодействие со стороны фундаменталистских религиозных движений и оппортунизм различных групп влияния, а также распространившееся нежелание индивидов участвовать в формальной политике. Силы, идущие снизу, с другой стороны, оказываются совершенно способны сформировать и сформулировать ядро общества. Неолиберазм, так же как и его противоположность — движение «Occupy», оба были направлены против государства, что дало повод английскому теоретику Марку Фишеру (Mark Fisher) назвать их «двумя версиями одной и той же идеологии». Биеннале не может быть успешной в том, в чем весь мир терпит неудачу. Но она может попытаться потерпеть поражение интересным образом, стремясь уловить искры слабого тока.

Как с этим быть

Название биеннале: «Как жить вместе? Взгляд из центра города в самом сердце острова Евразия»

Организованная Фондом Московская Биеннале, Шестая биеннале станет десятидневным мероприятием, сосредоточенным на идеях творчества, интуиции, близости и реального времени. Она продлится с 22 сентября до 1 октября. Кураторы биеннале — Барт Де Баре (Bart De Baere), директор музея современного искусства MUHKA в Антверпене, Дефне Айас (Defne Ayas), директор Центра современного искусства Witte de With в Роттердаме, и Николаус Шафхаузен (Nicolaus Schafhausen), директор Кунстхалле в Вене.

Цель Шестой биеннале — стать симпозиумом, рядом встреч и мероприятий, создающих основу для открытого пространства, направленных на наращивание потенциала. В течение каждого дня площадка биеннале будет работать как пространство действия, разделенное на зоны, отведенные для проведения различных событий: создания художественных произведений, презентаций, публичных выступлений, мастер-классов, перформансов… Посетитель может принять в них участие, почувствовать себя частью общего процесса или сделать вклад в реализацию его конкретной части. В случае наиболее благополучного исхода это мероприятие должно стать для посетителя не способом потребления искусства, но возможностью обнаружить свою собственную мыслительную траекторию. Аналогичным образом, приглашенные на биеннале художники и мыслители получат не только шанс выступить с предложенным проектом, но и возможность обогатиться новыми идеями и впечатлениями благодаря встречам и новому опыту.

Вопросы, которые будут обсуждаться в рамках биеннале:

— Как жить вместе?

— К чему может привести искусство?

— Каковы основные принципы лучшей жизни?

— На каких основаниях следует переформулировать положение вещей?

— Кто мы (люди, город, нация, империя, пространство)?

Предложенные участниками проекты различным образом станут публичными событиями. Некоторые из них сами по себе подразумевают мыслительный процесс. Смысл проекта заключается в том, чтобы пригласить к высказыванию людей с интересными точками зрения, и этими людьми могут быть как послы или политики, так и философы или экономисты. Помимо этого, не меньший результат могут принести мастер-классы с ограниченным числом участников, с конкретной темой и результатами, которые позднее могут быть представлены публике.

Другие проекты могут вызывать мыслительный процесс через визуальное искусство в его самых разнообразных формах. Художник может сказать многое посредством простого одноканального видео, но он также может взять под контроль сам процесса, как собирается сделать приглашенный к участию в биеннале Михаэль С. Ридель (Michael S. Riedel) в рамках своего проекта ‘Freitagskuche’. Искусством может являться не только конечное произведение, но и сам процесс «произведения». Поэтому участники биеннале предложат разные проекты — некоторые просто выставят свою изобразительную работу, другие будут работать над созданием произведения в течение всех десяти дней. И эти произведения тоже могут быть очень разными — художники могут работать над воплощением своей идеи посредством фотосъемки или же лепить скульптуру. Постановочные перформансы будут соседствовать с более интимными и эфемерными действиями, иногда даже незапланированными жестами. И все эти художественные проекты будут чередоваться с лекциями и дискуссиями. В течение десяти дней биеннале искусство будет восприниматься как часть «мышления в действии».

Это происходящее в реальном времени визуальное и вербальное мышление будет документироваться. Процесс документации будет происходить в течение всех десяти дней, а его результаты будут воплощены в виде пространственного диспозитива (выставки всех результатов, которую можно будет посетить до 1 ноября) и сетевого диспозитива (интернет-сайта), а, возможно, также и фильма, электронного журнала или электронной книги. Таким образом, биеннале (как событие в полном смысле слова, с его способностью привести к изменениям) будет не только нематериальным феноменом, но также и медиа-машиной, открывающей перед зрителем собственную рабочую инфраструктуру.

Биеннале ставит приорет на человеческих ресурсах, а не в транспортировке и страховке, и это проявится в ее внимании к человеческому потенциалу, и медиа-машина станет частью этого внимания к людям.

Место проведения

Итак, почему Москва? По нашему мнению, в Москве многие истины о нынешнем положении вещей становятся очевидными. В Москве, не больше чем в других точках земного шара, существует ситуация исключительности, трансформации или неопределенности, но, несомненно, это место обладает силой и именно по этой причине может казаться провоцирующим.

В то же время Москва имеет потенциал стать местом встречи людей и идей из Европы и Азии. И именно поэтому Москва не может позволить себе ограничить пространство для размышлений и действий. Оживление социального пространства может привлечь внимание к этому потенциалу и привести к важным результатам. Такое пространство может возникнуть из конкретных перспектив, которые могут предложить художники и другие мыслители. Оно может стать стимулом для развития коллективного сознания, открытости и любознательности, а также местом для плодотворных встреч.

Местом проведения биеннале станет Центральный павильон ВДНХ (Павильон № 1). На протяжении полувека на территории ВДНХ размещалась постоянная выставка «достижений народного хозяйства». После перестройки павильоны ВДНХ потеряли свое значение, став всего лишь парком развлечений с множеством ресторанов, что определило в то время облик ВДНХ. Более года назад Правительство Москвы запустило масштабную программу обновления этого невероятно популярного пространства, с целью его будущего использования для нужд культуры, стремясь повторить успех Парка Горького. Сегодня начата более глубокая фаза реставрации, в рамках которой основные павильоны будут превращены в выставочные и музейные пространства. Площадь территории ВДНХ — больше размера княжества Монако. Изначально ВДНХ была создана для демонстрации государственной организации и промышленной мощи Советского Союза. Архитектура ВДНХ очень символична в этом смысле, начиная с арки Центрального входа и вплоть до павильона «Космос».

Центральный павильон или Павильон № 1 общей площадью 9400 м² и с выставочной площадью 4000 м² был первоначально посвящен новейшим достижениям, определяющим будущее. Теперь в нем разместится Шестая Московская биеннале, участники которой будут размышлять о возможностях нашего будущего.

В павильоне с куполом, напоминающим пантеон, и громадными пространствами, расположенном между статуей Ленина и знаменитым фонтаном с позолоченными фигурами-символами 15 советских республик, произойдет современная встреча, встреча людей и их индивидуальных мировоззрений, нацеленная на разрешение вопроса, который должен занимать нас всех: каковы, в действительности, те достижения, которые определят наше будущее? Как мы можем жить вместе?