Поэтическое измерение солнечной космологии

Для Московской биеннале 2015 года Антон Видокле подготовил видеопоказ и перформанс. «Коммунистическая революция была вызвана Солнцем» — это видео, в котором Видокле углубляется в исследования русского космизма и представляет рассуждения Александра Чижевского, утверждавшего, что человеческая деятельность (такая как войны, революции и другие) вызвана солнечной активностью. Проект комментирует философ и теоретик культуры Кети Чухров.

Второй фильм трилогии Антона Видокле продолжает исследование вопросов бессмертия, изложенных в теории русского космизма. Жанр фильма колеблется между научно-фантастической документалистикой и психоделическими наставлениями сеанса гипноза. Фильм посвящен теме солнечной энергии и ссылается на исследования работ Александра Чижевского. В отличие от многих современных теоретиков, которые в размышлениях над планетарной геофизикой рассматривают солнечную энергию как часть мирового капитала и размышляют над ее технологическим и экономическим потенциалом (М. Серр, М. Пасквинелли), Видокле, опираясь на Чижевского, подчеркивает мета-историческое и поэтическое измерение солнечной космологии. Чижевский известен тем, что базировал свою теорию солнечной историометрии на одиннадцатилетних солнечных циклах, проявляющихся в различных биосферных алгоритмах — как физических, так и психических — которые в конечном итоге оказывали влияние на политику, экономику, войны и революции. После восьмилетнего заключения, историк был сослан в 1954 году в Караганду, где возглавил лабораторию структурного анализа крови и продолжил свои эксперименты по влиянию аэроионификации на продолжительность жизни живых организмов.

Съемки, в которых показано повседневное существование жителей Караганды, действуют как бы в противовес этому передовому научно-фантастическому рассказу о ранних советских прорывах, направленных на покорение космического пространства и окультуривание внеземной ноосферы. Тем не менее, именно этот цивилизационный провал между “простой” жизнью постсоветских сельских жителей и футурологическими проектами русского космизма подчеркивает, что целью последнего было не столько технологическое ускорение, сколько общее дело всего человечества в его борьбе с ограничениями земной жизни. Тем более уместным кажется в этом случае поминальный пир жителей Караганды: они собираются на кладбище, чтобы почтить своих умерших предков — и без этого ритуала невозможно было бы никакое рвение во имя общего дела. А затем, как это ни странно, “бедная жизнь” как у деревенских жителей из фильмов Пазолини или как у пустынного племени Платонова (“Джан”) образует монистическое, но диалектическое единство с поисками космического измерения.


Перевод с английского — Марина Пустильник.