Производство новостей

На Московской биеннале художница Алевтина Кахидзе вела телепередачу «Новости всех времен», которая состояла из трех рубрик. В полдень выходили Новости будущего — оптимистический взгляд на то, как могут развиваться события в мире (если все поверят в новости Кахидзе, они станут Новостями настоящего). Во второй половине дня выходили Новости настоящего — о том, что происходит на Московской биеннале прямо сейчас. Вечером — Новости прошлого на основе текста о Клубнике Андреевне, проживающей в маленьком городке Ждановка на востоке Украины, охваченном войной. Алевтина Кахидзе рассказывает об этом опыте.

Фото: Мария Анаскина

Фото: Мария Анаскина

Однажды мне задали вопрос: «Всем понятно, что Украина проигрывает информационную войну. Не думаете ли вы, что пришло время Украине заняться своей собственной пропагандой?» С того времени я постоянно думаю: не занялась ли я пропагандой, работая с политическими темами. Я не хочу… Я не хотела бы… Планируя свой проект «Новости всех времен» для Московской биеннале, я специально построила график так, чтобы не было времени слушать и наблюдать… Пропагандисту важно знать, что хотят слышать. Стратегия сработала — было время только на то, чтобы выйти с новостями три раза в день (будущее, настоящее, прошлое), поэтому ничего, кроме Ценрального павильона, я не видела и не слышала…

В новостях будущего я мечтала:

В новостях настоящего участвовала в процессах биеннале по-настоящему — говорила с участниками биеннале:


В новости прошлого приглашала гостей биеннале:

Все ролики, а их вышло около пятидесяти, идеальными не считаю, невозможно на протяжении 10 дней каждые три часа выдавать шедевры. Но вот что ценно: именно в этом проекте я наконец-то к себе приблизилась — показала себя как есть — показала себя в процессе… Кстати, работать пришлось в пространстве среди множества других событий биеннале: заметьте сколько разных звуков вы слышите в роликах Новостей всех времен — это все звуки биеннале тех десяти дней.

Моя стратегия работать в России, но «не слушать» (чтобы не впасть в пропаганду), оказалась стратегией остаться собой на московской биеннале.