Разговоры с художниками. Видеозаписи



Составной частью основного проекта 6-й Московской биеннале стала «Медиамашина» — в течение 10 дней блогеры, фотографы и операторы документировали то, что происходило в Центральном павильоне ВДНХ. Публикуем подборку с пятью видеозаписями интервью с участниками биеннале.

Элс Дитворст

График, писатель и режиссер Элс Дитворст создала метафору — как она сама говорит — войны, человеческой трансценденции, уважения и миграции. Она говорит о двух своих работах представленных на биеннале. Во-первых, о своем поэтическом фильме, снятом в жанре «творческой документалистики», который основан на историях фермеров, которые она собрала в небольшой ирландской деревне, а потом переписала и заново разыграла. Второй — это гигантский череп, который был создан коллективно с участниками выставки.

Рана Хамаде

Перформанс Раны Хамаде «Можете ли вы втянуть актера при помощи крючка или связать его язык веревкой?» органично перешел в обсуждение между художницей и куратором Дафной Айас, во время которого первая прояснила контекст своей работы. Этот перформанс является частью большого проекта Alien Encounters, осмысляющий такие понятия, как зараза, инфекция, гигиена, иммунитет и сопротивляемость. Последний термин также связан и с институцией политического сопротивления, которое на Ближнем Восток использовался в качестве повода для военного угнетения. Пытаясь преодолеть или обойти дискурсивный тупик, который не позволяет говорить о насилии в этом регионе, она обращается к шиитской мысли и непосредственно к церемонии Ашура, который дает угнетенным право голоса. Главный тезис Хамаде может быть обобщен в ее неоднозначном высказывании: «Справедливость — это предел того, насколько можно проникнуть в драматические способы репрезентации» (Justice is an extent to which one could access dramatic means of representation)

Аугустас Серапинас

Художник Аугустас Серапинас — чей вклад в биеннале заключался в создании чайной комнаты внутри строительнызх лесов, скрытых за огромной картиной другого участника — делится с Майей ван Лимпут своими впечатлениями о дискуссии, которую он посетил. Он размышляет о следующем парадоксе: несмотря на то, что такие сферы знания, как технология, политика или экономика не стоят на месте, а постоянно обновляются, мы начинаем все больше забывать. Серапинас надеется, что не утратит способности к общению с другими, а также говорит о том, что прошлое определяет то, кем мы являемся в настоящем.

Баби Бадалов 

Французско-азербаджанский художник Баби Бадалов рассказывает о том, как он восхищается русской культурой и обществом, но также и о том, как он не понимает и очень огорчен текущей политикой. Конкретно он касается феномена российского мачизма в контексте международной политики последних лет, которая является агрессивной, негибкой и которая отказывается устанавливать продуктивный диалог с Европой.

Леон Кахане

Художник Леон Кахане рассказывает об идеях, стоящих за его балетным перформансом, который он проводил каждый день в главном зале Центрального павильона ВДНХ. Его работа подчеркивает роль Кахане в качестве художника из Западной Европы, который был приглашен работать в России во время текущего политического противостояния на международном уровне. Он решил обыграть различие между «свободными искусствами» (современное искусство и перформанс в этом случае) и «высокой культурой» (а именно балетом), обучаясь танцу у профессиональной преподавательницы на виду у публики. Делая это, он сталкивает две парадигмы: идею перфекционизма и традиционалима, заложенные в высокой культуре с рефлексией и встречей, свойственным свободным искусствам, причем в результате первое должно быть трансформировано последним.